Мысли

Когда моя сестра начала слушать рок-музыку, я впервые подумала, что теперь все будет в порядке. Ведь теперь у нас одна семья не только на земле, но и на небе. И мы всегда найдем друг друга, что бы ни произошло. И даже если начнется ядерный апокалипсис, я буду уверена, что ей не страшно. Словно у нее теперь есть самая главная карта. Она всегда найдет ключи от всех замков и угадает все пароли. Она просто их "услышит". А для меня рок - это религия.


Постоянно, снова и снова, я возвращаюсь к осознанию того, какую космических масштабов роль играла, играет и уже точно будет играть для меня рок-музыка. До самой моей смерти. Слушая музыку, я впервые поняла значение слова "экстаз". На опыте. И то, как оно отличается от слова "оргазм". Прежде мне казалось, что это близкие понятия. Кстати, значение слова "оргазм" я узнала лет в пять примерно. Тоже на опыте, но без слова. То есть я узнала только значение, а само слово - лишь спустя несколько лет. Так вот через музыку я поняла, что оргазм, если его рассматривать как отдельный самостоятельный опыт, не в контексте с другими чувствами и ощущениями (в том числе такими, как экстаз), то это, вообще-то, фигня. Реально фигня. Тема оргазма так сильно эмоционально заряжена лишь потому, что современный западный человек постоянно находится в условиях тотальной несвободы. Он связан по рукам и ногам. Психологически. А оргазм - один из множества способов освобождения, эффективный лишь на определенном уровне. И освобождающий тоже лишь до определенного уровня. Отнюдь не высокого. Это как если представить, что человека связали веревками, и он пытается вырваться. Этакое пси-шибари, на которое человек вроде бы и не подписывался. И вот он со всей дури вырывается. И когда веревки, которыми он связан, наконец-то рвутся, и он оказывается на свободе - это оргазм. Для меня метафорически оргазм выглядит именно так. И мужской от женского особо не отличается. Человек освобождается, сознание становится ясным, все нужные паззлы в уме складываются, и он сразу видит перед собой сотни новых возможностей, которые прежде были затуманены.



Я поймала эту метафору, проанализировав одно из своих сновидений. В этом сновидении в момент оргазма вокруг меня пересобрался мир. Полностью. Просто разом поменялись все декорации. А неизменной была только я сама. Я была центром этого мира. Я могла разрушить мир и пересобрать его заново. В свою пользу. А потом разрушить снова. И во сне это было наглядно. В образах. Мир рассыпался и создавался вновь. А потом я увидела, что в жизни все также, но с учетом законов физики. И потому очень медленно. Когда женщина отказывает себе в оргазме, а это очень распространено в патриархальной культуре, она просто блокирует собственную энергию. Не использует ее для "пересборки" мира. Тупо сливает ресурс. С моей точно зрения отказ себе  в оргазме - это апофеоз женской глупости. Как правило, такая женщина - это ходячий монстр, пожирающий все на своем пути самим своим бытием. И это поистине страшно. Другой вариант подобного апофеоза глупости - это "практики", согласно которым сексуальную энергию нужно мысленно "поднимать" в голову. В верхние чакры. А по-русски - прямо в мозг. Почему бы не поподнимать туда мочу с фекалиями? Пускай продукты распада полностью всосутся обратно в кровь, проникнут в серое вещество и обогатят его своим духовным светом. Почему нет? Это же так прекрасно! Это же очень полезно и духовно. Моча в мозгах. Только для самых продвинутых гуру. Неудивительно, что западные фанаты восточных практик обычно ходят по замкнутому кругу. То, что должно быть высвобождено из тела, снова и снова возвращается в мозг под воздействием их же "непреклонной" силы воли, затуманивает его, они принимают это за "ясность" и, о чудо!, находят для себя очередную "практику". Более изощренную. 



Но вернемся же к музыке. Я не просто так приплела сюда тему оргазма, а сделала это во избежание дальнейшей путаницы. Для меня все, что связано с музыкой, напрямую связано с эротизмом. То есть для меня музыка - это источник эротического наслаждения. Не интеллектуального, не духовного, а эротического. Но это ни в коем случае не следует путать с этакой базовой сексуальностью, которая связана с физическим телом. Оргазм - это нечто грубо физическое.  Почти механическое. Кровь приливает, кровь отливает. Судороги все эти, спазмы. Бла-бла-бла. Все просто и примитивно. Я даже не отношу это к эротизму. Это скорее как поесть, когда голоден. Или сходить в туалет, когда вот-вот лопнешь. Вы уж простите, если я сейчас травмирую чью-то нежную психику.



Экстаз - переживание куда более сложное и интересное. Оно не такое острое как оргазм, но лишь потому, что не такое контрастное. Оно не предполагает, что тебя перед этим с кем-то или с чем-то связали, а значит ты не испытываешь потребности в освобождении. Экстаз может быть очень длительным. В случае с музыкой его длительность предопределена длительностью музыкальной композиции или какого-то ее фрагмента, с которым слушатель входит в резонанс. Переживая экстаз во время слушания музыки, я словно растворяюсь в пространстве, при этом не исчезая. Иначе говоря, не умирая. Я продолжаю присутствовать. Опять же, оргазм я воспринимаю, как метафизическую смерть. Или смерть тонкого тела (не знаю, как выразить эту мысль без "эзотерики"). И именно поэтому происходит "пересборка" мира вокруг. Это реинкарнация. Для меня осознание этого стало ярким откровением в отношении сексуальности. Можно проживать миллионы жизней... в той одной единственной, которая мне дана. Я убеждена, что жизнь только одна. В момент переживания экстаза перерождения не происходит. И не происходит никакого умирания. Он возникает, как часть общего потока восприятия. Словно ты живешь, движешься, ловишь резонанс с чем-либо и позволяешь этим частотам захватить себя. Сливаешься с ними на какое-то время, растворяешься в них, не теряя при этом осознавание самой себя, не погружаясь в бессознательное. Удерживаешься на звуках, как на воздушной подушке, и так же плавно выходишь, возвращаясь к привычному восприятию. Без каких-либо острых переживаний и встрясок. Без зон турбулентности. Плавно и легко. Думаю, что подобные ощущения люди ловят с серьезных наркотиков. И потому про такие наркотики говорят, что они круче, чем секс. 



Когда мне плохо, мне порой бывает достаточно просто найти нужную композицию. И она вытягивает меня из любого психологического болота. Я просто настраиваюсь на звук и становлюсь с ним одним целым. Словно сажусь в авто или в любой другой транспорт. Иногда это самолет. И тогда мелодия воспринимается мной, как путь, по которому я иду, еду, лечу. Я перемещаюсь из точки А в точку Б, и для моей психики это происходит буквально. То есть после прослушивания композиции, качество которой я оцениваю достаточно высоко, я действительно начинаю чувствовать себя в другом психологическом состоянии. Поэтому я когда-то назвала музыку своим Христом. Это нечто такое, в чем я всегда уверена на 100%, что оно меня вытащит. Мое нематериальное воплощение образа Спасителя. Музыка всегда возвращает мое сознание в мое собственное тело, в самый центр моего бытия. И оттуда я могу через ощущения в теле ощутить все точки, которые требуют моего внимания. Как в теле, так и в уме. Задать себе нужные вопросы. Услышать на них ответы. И вернуться к самой себе. Вернуть себе психологическую целостность.



Нередко можно услышать, что экстаз - это религиозное переживание. Его так и называют - религиозный экстаз. Подобное в основном говорят в отношении однообразных ритмов, под воздействием которых человек погружается в транс. Такая музыка, в основном, интересна лишь в контексте наблюдения за ее исполнителем. Бывает интересно наблюдать, как человек вводит сам себя в транс, и как легко и ритмично он при этом издает звуки. На ударных, например. Это привлекательно лишь постольку, поскольку привлекательно наблюдать человека во всей его уязвимости, погруженного глубоко в себя. Как наблюдать за спящим младенцем. Но когда я наблюдаю за рок-исполнителями, я не вижу у них этого транса. Я вижу очень высокое состояние повышенного осознания. Ритм в данном случае будет не менее четким, но это только скелет, на который нанизывается множество различных звуков нереального диапазона. То грубые, то мягкие, то тихие, то звонкие. Это царство постоянных контрастов, подобранных с математической точностью. Сыграть это в трансе попросту невозможно. Потому, что это сложно. 


Что же касается рок-музыки, то она работает, прежде всего, с агрессией. А где агрессия, там и сексуальность. Рок собирает в одно целое и задает направление самой мощной и самой необузданной силе, заложенной в человеческом организме и его психике. Силе, которая предназначена для созидания, а потому максимальный соблазн в отношении этой силы - использовать ее для разрушения. Рок-музыка резонирует именно с этой частью человеческой души. С той нашей частью, которая постоянно бунтует и выражает свое несогласие принимать мир таким, какой он есть. С той нашей частью, которая лежит в основе всех изменений в жизни как отдельно взятого человека, так и человечества в целом.



Безусловно, есть еще некоторые явления, которые могут вызвать у меня экстатические переживания, аналогичные тем, которые дает мне музыка. Это, как ни парадоксально, тишина человеческого ума. Не моего. К своей я уже привыкла. А когда рядом присутствует один или несколько человек, чей ум в данный момент пребывает в тишине. Иногда я ловлю такие моменты. И они действительно экстатические. Наблюдать другого в его собственной тишине. Иногда это просто неописуемое чувство. Еще - это нахождение на большой высоте. К примеру, на крышах высоких домов. Особенно в темное время суток. И, возможно, сюда можно отнести нахождение на природе. Но не всегда. Тут дело даже не в самой природе, а в отсутствии людей. Если говорить про ночное время суток, когда на улицах пусто, то города я люблю больше.



Для себя я сделала вывод, что рок-музыка, это то, через что я себя определяю. И я хочу, чтобы это было со мной всегда. Я могу поменять вкусовые предпочтения в еде, в одежде или даже в выборе мужчин. Или даже начать выбирать женщин. Я могу поменять адрес, город или даже страну. Я могу поменять язык и начать говорить на каком-то другом языке. Я могу начать читать какие-то другие, новые для меня, книги. Могу начать смотреть другие фильмы. Но я не могу поменять свои музыкальные предпочтения. Рок-музыка она, как я. А я, как она. Я не могу даже вообразить себя, разлюбившей рок-музыку. Это все-равно что предать саму себя. А заодно и всех своих друзей. Для моего ума это не постижимо. Я читала и видела в фильмах множество теорий о том, что рок-музыка обладает вредоносным действием. Что она, якобы, разрушает мозг до основания, пробуждает агрессию и все такое. По правде говоря, я неоднократно чувствовала импульс плюнуть в лицо "авторам" этих теорий, но даже если они правы, что ж... пусть так.
Я подписываюсь на эту смерть. 

 


P.S. На написание данного текста меня вдохновил просмотр нового фильма о группе Queen "Богемская рапсодия". Этот фильм сработал, как спусковой механизм. А сам текст жил во мне уже давно, но был разделен на части. Про сексуальность. Про оргазм и экстаз. Про звуковое восприятие. Все было разрознено. А фильм помог мне все собрать воедино, отследить ассоциативные связи. Для меня являются очень знаковыми моменты, когда музыканты делают выбор. Кто на кого повлиял и как, и как это все повлияло на развитие событий, и как в результате вошло в историю. И то, как раскрыта тема гомосексуальности - тоже интересно. Очень аккуратно, тактично, красиво и даже логически понятно. И тема дружбы, равенства, союзничества. Возможно, именно в этом причина музыкального успеха Queen. В умении быть вместе, чувствовать друг друга, принимать со всеми недостатками и сюрпризами. И прощать. Это фильм не только о музыке. Он вообще много тем затрагивает. На примере реальной истории.



А история моей Вселенной - это история звуков.

Для меня.
Вначале был Звук.
И только потом было Слово.
И если Слово было "Бог", то я уже разобрала его на составные части. На звуки.
И вроде бы иногда хочется сказать за это что-то типа "Извините", но получается только...
"Упс!"

08/11/2018