Мысли

Эта статья родилась спонтанно и была написана на "одном дыхании", словно в порыве. Это изображение пробудило во мне целый ассоциативный ряд образов и мыслей, которыми мне бы хотелось поделиться со своими читателями.
На мой взгляд, в этой вызывающей, на первый взгляд, картинке, при желании можно увидеть всю суть процесса человеческого развития

и стремления к Свету, проявляющегося на тонком плане. Вдалеке мы видим некую мандалу, карту Космоса, олицетворяющую сферу обитания Божественного. В ее центре - слепящий Свет Божественного сознания, а на ее фоне – одинокий едва уловимый мужской силуэт, устремленный к этому Свету. На переднем плане – откровенно одетая (а точнее – откровенно не одетая) женщина, держащая за руку и тянущая за собой другую женщину. Причем само изображение представлено с перспективы той женщины, которую ведут. 

 

 

Мужская фигура вдалеке олицетворяет мужскую тягу к знанию. От нее веет каким-то тотальным одиночеством, являющимся неизбежным спутником истинного познания, и глубокой задумчивостью. В то же время его фигура изображена так, словно он идет к цели спокойным и размеренным шагом. Не бежит, сломя голову (что, зачастую, является лишь проявлением подросткового бунта), а идет так, словно он «вышел покурить» и между делом решил: «А не прогуляться ли мне к свету Божественного сознания?». И пошел.

Женский образ, напротив, очень экспрессивен. На мой взгляд, он очень здорово передает двойственную сущность женщины. С одной стороны – ярко выраженный эротизм, который, как мне кажется, и является основополагающей силой, определяющей женскую тягу к познанию. Эрос. Любопытство, желание постичь, понять, нежелание спокойно и покорно сидеть на месте и постоянная жажда большего – все это множество ликов истинного Эроса. Женщина видит Свет, рвется к нему, и этот импульс в ней – прежде всего эротического характера.
В то же время женщина тянет за собой другую женщину, причем создается ощущение, что она делает это с усилием. Это отражает другую сторону женского – Агапе. Возможно, бессознательно она видит в ней сестру или дочь, и потому не может отпустить. В основе этого нежелания отпустить Другого или Другую лежат те же процессы, которые лежат в основе материнского инстинкта. Чувство связи, общности, равностности, любовь Агапе. Это же чувство лежит в основе женской бисексуальности, которая, на мой взгляд, гораздо ближе к норме, нежели женская неприязнь друг к другу и конкурирование по «мужскому» типу, являющееся следствием каких-то нелепых предрассудков и ментальных заблуждений.

Почему я говорю, что женская тяга к познанию тесно связана с эротизмом? Если мы зададимся целью найти женские описания религиозного (а также духовного или мистического, что суть то же самое) опыта, то степень чувственности и эротизма в них, как правило, будет зашкаливать. Вероятно, на более высоких уровнях (согласно той же спиральной динамике) она будет казаться менее выраженной, но лишь в силу того, что на этих уровнях люди используют более сложные языковые формы для описания. Что же касается переживания самого опыта, то ему на более высоких уровнях, напротив, будет свойственна гораздо большая интенсивность.

Более того, я считаю, что в основе женской тяги к духовному познанию лежит ничто иное, как глубоко запрятанное под воздействием социума сексуальное влечение к Богу. Женское влечение к мужскому полу – это лишь отблеск этого более глубинного влечения. Если бы это было не так, общество бы просто не знало слова «матриархат», так как «патриархат» был бы единственной возможной нормой его существования. Все бы жили точь-в-точь так, как предписывает нам ортодоксальная христианская церковь, в которой мужчину постоянно пытаются «втюхать» женщине в качестве Бога и властителя, а ее истинные глубинные влечения к мистическому опыту выдают за «одержимость дьяволом». Вероятно, жизнь в этом случае была бы куда более размеренной и благополучной, но в ней бы совсем не было развития. В то же время церковные правила и каноны, ограничивающие и принижающие женщин, созданы именно мужчинами. И это тоже не спроста. Патриархат, как и матриархат нежизнеспособны. Это по сути поклонение другому полу, вера в то, что другой пол «лучше». Хотя на самом деле можно поклоняться лишь Богу. А точнее не поклоняться, а стремиться к нему всем своим существом и ставить это стремление постижения Его превыше каких бы то ни было земных желаний.
 
Если для женщины эротическое влечение к противоположному полу является чем-то включенным в ее более глубинное эротическое влечение к Божественному, или даже отблеском этого влечения, то для мужчин все в точности наоборот. Мужчины воспринимают влечение к женщинам как нечто, что зачастую противопоставляется Богу и является омрачением сознания. Исключением из этого правила являются, разве что, некоторые восточные традиции. В то же время я считаю, что мужская тяга к познанию и переживанию Божественного в себе изначально тоже имеет эротическую природу. Но в силу каких-то своих энергетических особенностей мужчины более тяготеют к "верхним чакрам", и первичный эротический импульс в них чеще всего преобразуется в импульс ментальный.

Когда я смотрю на это изображение, моя фантазия естественным образом дорисовывает его, исходя из моих размышлений на эту тему. Мне видится, что та женщина, которую тянут за руку, второй рукой держит еще кого-то. А тот человек – еще кого-то. И, быть может, следом за ними тянутся все 7 миллиардов жителей Планеты, просто они, к сожалению, «не влезли в кадр». Эта история повторяется в каждый момент времени и на всех уровнях, включая самые низкие. Она воплощается в жизнь в любой группе и в любом коллективе, даже если не осознается ее участниками. Так работает тонкий план, так течет энергия сознания. Мужчины, ведомые жаждой познания, исследуют те или иные пласты бытия. Женщины, ведомые чувственной тягой к постижению Божественного, идут следом и своей энергией, своей любовью Агапе, притягивают новых людей, мужчин и женщин. Все это происходит снова и снова, бесконечно, создавая все новые и новые сферы для познания. Так выражает себя бесконечность и безвременность Божественного. Можно сказать, что это образно выраженная формула, которая лежит в основе движения человеческого сознания и всякого творения.

Я не просто так назвала эту статью “How great thou art”. Thou – это устаревшая форма английского you, которая использовалась в религиозных текстах в обращении к Господу. Если you означает “вы” (известна шутка, что англичанин обращается на “вы” даже к своей собаке), то thou – это именно подчеркнутое “Ты”, что, на мой взгляд, отражает всю интимность процесса взаимодействия человека с Богом. Полная же форма обращения - thou art - означает соответственно you are. То есть в таком обращении к Богу сам акт бытия (are – быть, являться) приравнивается к акту творения (art – творить, созидать). Полностью я перевожу для себя эту фразу так: “Как велико Ты Творящееся”.

Все то, что проявлено и не проявлено, все то, что когда либо было создано и еще будет создано, - все это Ты, Ты, творящееся и творящее из ничего, из пустоты, Ты, творящееся и творящее уже просто потому, что Ты есть, самим актом своего Бытия в каждый момент времени. Ты, будь Ты женщина или мужчина, взрослый или ребенок, художник или учитель, эти слова обращены прежде всего к Тебе.

How Great Thou Art.

 

 

11.05.2015
(с) Mariya Viter